Районы Москвы | Донской

Герб района ДонскойРайон Донской на карте Москвы

Донской — район в Москве. Расположен в Южном административном округе. Граничит с районами: Якиманка, Даниловский, Нагатино-Садовники, Нагорный, Котловка, Академический и Гагаринский. Район занимает территорию в 590 гектаров, в нём насчитывается 40 улиц. Население района по переписи 2010 года — 47 560 человек. Граница Донского района проходит: по оси полосы отвода Малого кольца Московской железной дороги (МЖД), далее по северо-восточным границам полос отвода Малого кольца МЖД и III транспортного кольца, южной и юго-восточной границам территории Нескучного сада, далее по северо-западной и северо-восточной границам домовладения № 12 по Ленинскому проспекту, осям: Ленинского проспекта, улицы Академика Петровского, улицы Шаболовки, Конного переулка, Хавской улицы, улицы Шухова, улицы Шаболовки, 1-го Рощинского проезда, северной и северо-восточной границам территории Даниловского кладбища, оси Духовского переулка, осям: развязки III транспортного кольца и Автозаводского моста, оси русла реки Москвы до Малого кольца МЖД.

История

Своё название этот район Южного административного округа получил по Донскому монастырю, строительство которого завершило создание оборонительной линии монастырей вокруг Москвы, а также возникшей около него Донской слободы. Обитель была заложена на том месте, где в 1591 г. Борис Годунов с собранным войском встречал подступившего к Москве крымского хана Казы-Гирея. После непродолжительных столкновений и попытки прорыва к городу крымские войска бежали из-под Москвы. Это было объяснено заступничеством Божьей Матери, чья Донская икона находилась в стане русских войск. Поэтому в 1591—1593 гг. по указу царя Фёдора Ивановича на месте походной церкви, где стояла икона, в её честь была выстроена каменная церковь, вокруг которой и сложился монастырь.

Согласно писцовым книгам 1628—1629 гг., вокруг обители находилась лишь монастырская пашня (28 четвертей в одном поле). Однако имеются данные, что уже в начале XVII в. рядом с монастырём существовала слобода, в которой за определённую плату жили независимые от него лица из разных сословий. Это объяснялось тем, что в это время торгово-ремесленное население монастырских слобод не облагалось государственными повинностями. Жили тут, очевидно, и монастырские слуги и работники. После принятия Соборного уложения 1649 г., ликвидировавшего привилегии монастырских слобод, жители слободы Донского монастыря, занимавшиеся ремеслом и торговлей, были приписаны к различным тяглым (т. е. облагавшимся государственными налогами и повинностями) слободам, однако продолжали жить на прежнем месте и платить монастырю за землю. Согласно тому же Уожению, установившему границу городской выгонной земли в 2 версты от Москвы, монастырь лишился половины слободы, попавшей в эту полосу отчуждения.

В первые десятилетия своего существования обитель вела довольно бедное существование, а в 1650—1678 гг. даже считалась приписной к московскому Андреевскому монастырю. Её расцвет начался в период правления царевны Софьи. Попечительством её сестры Екатерины монастырь быстро застраивается новыми зданиями, обносится каменными стенами и становится одним из богатейших и крупнейших в стране. В 1683 г. правительство в обход постановлений Соборного уложения выделило монастырю 20 десятин из городской выгонной земли для того, чтобы тот сдавал её под застройку «на оброке» (т. е. в аренду). Ещё через несколько лет монастырь выпросил под заселение территории между монастырской слободой и Калужскими воротами Земляного города. Предлогом для просьбы было то, что на этих пустующих землях жители слободы постоянно подвергались нападениям со стороны «лихих людей». Очень быстро, уже к 90-м годам XVII в., эта территория была застроена.

В источниках Донская слобода обычно именовалась подмонастырской, околомонастырской или просто слободой. Фактически же она состояла из двух частей. В одной, так называемой «служней слободе», жили монастырские послужильцы, не платившие за пользование землёй. В другой, чаще именуемой просто слободой, селились люди разного звания, которые были обязаны платить за землю. Чёткой границы между этими частями не существовало, так как некоторые жители слободы постригались в монахи и отдавали монастырю свои дворы, и, наоборот, при сокращении количества монастырских слуг и работников освободившиеся участки сдавались под застройку. За квадратную сажень сдаваемой земли монастырь получал со слобожан по полденьги в год. В конце XVII в. годовой сбор Донского монастыря с участков, сдаваемых в аренду, составлял по окладу 217 рублей 61 копейку (на самом деле меньше, так как было много неплательщиков).

Служняя слобода располагалась около монастыря по пяти Донским переулкам (два из них переименованы сравнительно недавно). За ними шла овражистая местность, где строились кирпичные заводы. Часть монастырской слободы, где жили арендаторы, располагалась между Калужской (ныне Ленинский проспект) и Шаболовской (ныне ул. Шаболовка) дорогами от монастыря до Калужских ворот (ныне Калужская площадь). Улица, соединявшая монастырь с Калужскими воротами, тогда называлась Средней (ныне Донская ул.).

В слободе находилась Ризоположенская церковь. Она была построена на том месте, где московские власти в 1625 г. встречали персидских послов, привезших в подарок царю Михаилу Фёдоровичу святыню — ризу Иисуса Христа. Эта реликвия была положена в Успенском соборе Кремля, в честь чего учредили праздник Положения Ризы Господней, по которому и получила название церковь в слободе. Деревянный храм, возможно, был построен вскоре после этого события, но первое документальное упоминание о нём относится лишь к 1690 г. Современный каменный храм строился по частям (сначала придел св. Екатерины, потом главный престол) в 1701—1716 гг. Забегая вперёд, отметим, что в 1763 г. в трапезной был устроен второй придел — апостола Иакова, а затем в конце 80-х годов XIX в. здание подверглось перестройке (пристроены отдельный придел апостола Иакова к трапезной и ризница к приделу св. Екатерины), устранившей асимметричность храма. В начале XVIII в. около церкви была богадельня, в которой в 1722 г. содержались 63 женщины.

В январе 1701 г. Петром I была осуществлена важная церковная реформа: с целью полного подчинения церкви государству, изыскания дополнительных средств на ведение Северной войны и осуществление преобразований был восстановлен Монастырский приказ. Монастыри лишили права собирать плату за землю со слобод, а деньги стали поступать в Монастырский приказ. Этот царский указ пришёл в Донской монастырь 14 июля 1701 г. Так слобода окончательно отделилась от обители, хотя в документах первой половины XVIII в. по-прежнему продолжала именоваться слободой Донского монастыря. Однако на практике более трети доходов, которые собирались со слободы, Монастырский приказ возвращал монастырю на его хозяйственные нужды, да и действие указа не распространялось на вновь сдаваемые участки. Так, в 1719 г. таких участков было пять. Ещё больше монастырь получал денег от сдачи внаём окрестной земли под производство кирпича (некоторые арендаторы тут же добывали глину). В 1719 г. арендаторов-владельцев кирпичных заводов здесь было 5 человек. Любопытен состав населения слободы. Так, в 1713 г. из 166 дворов 68 принадлежали тяглецам 14 государевых слобод, в основном, кадашевцам (38 дворов), 29 — представителям приказной администрации, 14 — стольникам, 13 — крепостным крестьянам и дворовым людям, 10 — белому духовенству. На остальных дворах жили купцы Гостиной сотни, военные, мастеровые, иноземцы. В этот период отмечается лишь один случай сдачи участка под «харчовый промысел», никаких других свидетельств торгово-ремесленной деятельности здесь нет, так как всё население было занято трудом вне слободы, а в ней лишь проживало. Что касается «служней» слободы, то сведений о численности в ней дворов в конце XVII — начале XVIII в. нет. Известно только, что в 1700 г. на монастырь работало 36 слуг и работников.

В 1730 г. вокруг монастыря была насажена роща («березиик, кленник, дубник, липняк, ельник»), окопанная каналом с решётками. На плане Москвы 1739 г. Донской монастырь показан окруженным обширным полем, вероятно, занятым его огородами. В 1731 г. указом Сената жителям улиц, находившихся за Калужскими воротами, было предписано устроить возле своих домов каменные мостовые. В следующем году сюда было проведено освещение — в местах, «где бывает знатный проезд,…за Серпуховскими и Калужскими вороты к Донскому монастырю» Сенатом приказывалось через 20—30 саженей поставить фонари, содержать которые в рабочем состоянии должны были сами «обыватели».

К 1742 г. Москву опоясал Камер-Коллежский вал — таможенная граница города. Донской монастырь с частью слободы оказался внутри этой линии и тем самым вошёл в состав первопрестольной. Земли, входившие в состав слободы, постепенно застраивались домами, появлялись новые улицы. На планах первой половины XIX в. Донской монастырь показан окружённым с севера и запада площадью без насаждений, с юга и востока — огородами. К юго-западу от монастыря (приблизительно, напротив нового кладбища) отмечены жилые постройки. Именно они на этих планах названы Донской слободой. Здесь, в частности, жили цыгане, торговавшие лошадьми на Конной площади (ныне на её месте 1-я Детская больница им. Морозова). Весь район вокруг Донского монастыря даже в начале XX в. имел провинциальный, почти сельский характер и был застроен небольшими деревянными домиками с палисадниками, а иногда и с обширными садами. Однако тут были и заводы. Так, в 1857 г. между улицами Малая Калужская и Донская «Обществом механических заводов братьев Бромлей» был построен машиностроительный завод, вскоре ставший одним из крупнейших в Москве. В 1916 г. на нём работало 1985 человек, а сам завод производил станки по обработке металлов и дерева, паровые машины, дизели и другие двигатели. В годы советской власти он получил название «Красный пролетарий».

Владения монастыря располагались по обе стороны Камер-Коллежского вала. Территория к югу от него была занята огородами и пустырями, несколькими небольшими имениями, а также кладбищами: чумным, холерным и татарским (создано во время чумы 1771 г. на земле, приобретённой у М.А. Милютина). Кроме того, тут размещались заводы и фабрики, в основном кирпичные «разных содержателей». На плане Москвы 1841 г. здесь отмечается 5 кирпичных заводов, миткалевая и паточная фабрики, на плане 1859 г. — ситценабивная фабрика. Постепенно заселялись и эти территории.

Одно из здешних мест называлось «Канатчиковой дачей». В начале XIX в. это было окружённое рощами имение, принадлежавшее до 1835 г. брату видного просветителя и издателя П.П. Бекетова Ивану Петровичу Бекетову, известному коллекционеру произведений искусства и нумизмату, члену Общества истории и древностей российских. Здесь у него имелся загородный дом, полукруглой формы, с прудом и оранжереей, прекрасным зимним садом из трёх отделений (южноамериканского, индийского и африканского), соединенным с домом через птичник, расположенный на холме и окруженный лугами и парком, по отзывам современников — «препоэтический уголок, никому не доступный, обнесённый сплошным тыном».

В 50-е годы XIX в. «Бекетова дача» была продана под устройство фабрики. Известно, что в середине XIX в. имение принадлежало некоему купцу Канатчикову, по имени которого впоследствии и получило своё название. В 1868 г. оно было куплено городом для строительства скотобойни, однако после 17 лет проволочек комплекс боеи появился за Покровской заставой. На месте купленной дачи хотели устроить городской парк для народа вроде Сокольников, но и этому проекту не суждено было осуществиться. В 1894 г. в здании, построенном архитектором Л.О. Васильевым на средства, собранные городским головой Н.А. Алексеевым (дядей знаменитого режиссёра К.С. Станиславского), здесь открылась городская психиатрическая больница. В 1904—1906 гг. больницей заведовал известный русский психиатр П.П. Кащенко, которым была разработана и организована система патронажа (содержания больных в семьях в Москве и в окрестных деревнях за плату). До 1922 г. больница носила имя Н.А. Алексеева, затем была переименована в честь П.П. Кащенко, ныне же опять получила прежнее имя.

В 1903—1908 гг. по южной границе современного района прошла Окружная железная дорога. Вблизи Канатчиковой дачи была построена станция Канатчиково. Одновременно происходят изменения в административном статусе этих территорий. В 1905—1906 гг. земли между Камер-Коллежским валом и Окружной железной дорогой, оставаясь административно в составе Московского уезда, стали подведомственны московской городской полиции. В 1917 г. Окружная железная дорога официально стала границей Москвы, и этот обширный район к югу от Донского монастыря окончательно влился в состав города.

По материалам книги Аверьянова К.А. «История московских районов».