Районы Москвы | Нижегородский

Герб района НижегородскийРайон Нижегородский на карте Москвы

Нижегородский — район в Москве. Расположен в Юго-Восточном административном округе. Район занимает территорию в 753 гектара, в нём насчитывается 40 улиц. Население района на 2014 год - около 45 тысяч человек. Граница Нижегородского района проходит: по оси полосы отвода Симоновской подъездной железнодорожной ветки, далее по осям полос отвода: Курского направления и Малого кольца Московской железной дороги (МЖД), осям: Волгоградского проспекта, улицы Талалихина, южной границе домовладения № 39 по улице Талалихина (включая сквер с памятником героям ВОВ), западной и северной границам территории мясокомбината «МИКОМС», осям: Михайловского проезда, Малой Калитниковской улицы, Скотопрогонной улицы, Нижегородской улицы, осям полос отвода: Курского направления МЖД и подъездной железнодорожной ветки, южной границе домовладения № 30 по Старообрядческой улице, осям: Старообрядческой улицы и Перовского проезда, осям полос отвода: подъездной железнодорожной ветки, Нижегородского направления и Малого кольца МЖД, оси полосы отвода пассажирских путей Рязанского направления МЖД, оси полосы отвода Нижегородского направления МЖД до Симоновской подъездной железнодорожной ветки.

История

Карачарово

Названия трёх Карачаровских улиц и шоссе в этом районе напоминают о когда-то существовавшем здесь селе Карачарове.

Очевидно, его название произошло от фамилии служилых людей Карачаровых. Свою родословную они вели от Фёдора Карачарова, тиуна (управителя) удельного князя Михаила Андреевича Верейского, жившего во второй половине XV в. Его сын Митрофан упоминается в составе московского посольства в Венецию в 1499 г., а внук Иван Митрофанович служил дворцовым дьяком в малолетство царя Ивана IV.

Судя по приправочной книге 1571 г., село Карачарово было к этому времени владением Спасо-Андроникова монастыря. События Смутного времени начала XVII в. привели к тому, что село было разорено, запустело и по описанию 1624 г. значится пустошью. У обители не было средств восстановить своё подмосковное владение, и оно было отдано «на строение Василию Стрешневу», который нуждался в близкой подмосковной и после своей смерти обязывался возвратить имение монахам со всей построенной им недвижимостью.

Сделка была для сторон взаимовыгодной, и вскоре Стрешнев поставил на пустоши Карачаровой для себя двор, рядом поселил крестьян и возвёл две церкви. В переписной книге 1646 г. читаем: «…за боярином Васильем Ивановичем Стрешневым в вотчине, что была пустошь Карачарово, а в селе церковь Трёх святителей вселенских, да двор боярской, в нём живут боярские дворовые люди, 4 двора задворных, людей 7 человек. Новая слобода Карачаровская, а в ней церковь Знамения Пресвятыя Богородицы, у церкви во дворе поп Мартин, во дворе дьячок Мишка Дементьев, да крестьян 42 двора, в них 111 человек».

В 1661 г. Карачарово было возвращено Спасо-Андроникову монастырю. Из составленной по этому поводу отказной книги узнаём о состоянии имения в этот момент: «Село Карачарово, а в нём церковь Трёх святителей: Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоустаго, да в пределе Евдокеи мученицы; да в селе ж двор монастырской, что был боярской, двор прикащиков, двор скотный, в селе ж два пруда. Да на карачаровской земле построена слобода, а в ней церковь Знамения Пресвятыя Богородицы, да в пределе Михаила Клопскаго, обе церкви деревянные, верхи шатровые, а в церквах образы, и книги, и ризы, и колокола — строение боярина Василия Ивановича Стрешнева. У церкви Знамения Пресвятой Богородицы во дворе поп Варфоломей Гаврилов, служит у обоих церквей, переходя, во дворе дьячек Ивашка Алексеев, да в слободе крестьян и бобылей 17 дворов».

С этого времени на протяжении почти столетия Карачарово находилось в монастырском владении. По описанию 1678 г., здесь значилось 22 крестьянских двора, в которых проживали 64 человека, и 3 человека на монастырском дворе, а в 1704 г. — 28 крестьянских дворов и все тот же монастырский двор.

В 1764 г. все монастырские владения были секуляризированы и перешли в собственность Коллегии экономии. На рубеже 1770-1780-х годов в селе возводится сохранившаяся и поныне Троицкая церковь с колокольней.

В середине XIX в. Карачарово входило во владения Ведомства государственных имуществ. В 70 дворах села проживало 177 душ мужского и 183 женского пола. К концу столетия здешнее население возросло до 531 человека.

Во второй половине XIX в. Карачарово становится дачной местностью, а с конца 1930-х годов вошло в состав города Перово. С включением этих мест в черту Москвы здесь с середины 1960-х годов разворачивается массовое строительство.

Рогожский посёлок

Особую страницу в истории этого района составил Рогожский посёлок. Ныне такое название на карте города сохранила только улица, хотя прежде здесь существовал крупный старообрядческий посёлок, важнейший центр старообрядцев, приемлющих священство, игравший и продолжающий играть ключевую роль в жизни староверов всей России.

В 1771 г. в Москве свирепствовала страшная эпидемия чумы, унёсшая немало жизней горожан. Правительство Екатерины II было вынуждено закрыть все кладбища в черте города и открыть новые, вне территории тогдашней Москвы, за Камер-Коллежским валом. Среди них были организованы и два старообрядческих: Рогожское (поповское) и Преображенское (беспоповское), где хоронили старообрядцев, умерших от чумы. Затем, уже по окончании страшной эпидемии, на Рогожском кладбище стали хоронить и всех московских староверов-поповцев. Вместе с Преображенским кладбищем оно быстро стало важным центром староверия (известно, что до возникновения Рогожского кладбища, в XVIII в., московские старообрядцы, приемлющие священство, хоронили своих умерших на двух небольших кладбищах, одно из которых находилось возле современного Белорусского вокзала, а другое — «в местности за Донским монастырём», вблизи нынешнего Даниловского кладбища).

При кладбище были возведены три большие старообрядческие церкви-«часовни»: Покровская (1790 г., летняя), Христорождественская (1804 г., зимняя) и Никольская (1776 г.). Первые два храма возводил архитектор М.Ф. Казаков. Богослужение в них совершалось беглыми священниками, т.к. своей иерархии старообрядцы тогда ещё не имели и принимали беглое духовенство из господствующей церкви. По соседству с кладбищем и храмами сразу же выросло компактное поселение старообрядцев-поповцев, достигшее вскоре населения не менее 6 тыс. человек. Это и был Рогожский посёлок, своими размерами превосходивший многие уездные города России. Если в начале 1790-х годов в Рогожской общине насчитывалось 20 тыс. прихожан, то в 1822 г. — 35 тыс., а в 1825 г. уже 68 тыс. человек.

«Рогожка» практически сразу же стала столицей всех старообрядцев, приемлющих священство, по России. Она имела крепкие связи с общинами по всей стране и за рубежом. Здесь принимались и переводились в старообрядчество беглые священники, а затем рассылались по стране. После возникновения в 1846 г. Белокриницкой старообрядческой иерархии рогожские храмы стали её кафедральными соборами. Именно при них находилась резиденция старообрядческого архиепископа Московского (с 1988 г. — митрополит).

В 1812 г., во время нашествия Наполеона, храмы Рогожского кладбища были единственными в Москве и ближайших её окрестностях, где совершалось богослужение. После ухода неприятеля первым в Москву, а также и на Рогожское кладбище вошёл отряд казаков под командованием атамана М.И. Платова, который сам был старообрядцем. Он же, ещё в 1789 г., подарил общине полотняную походную церковь, которая до сих пор сохраняется в Покровском храме (ранее она хранилась в Христорождественском). В 1813 г. почти все храмы в самом городе ещё стояли поруганными, и наиболее верующие москвичи, не принадлежавшие к староверию, ходили сюда к литургии. Это крайне беспокоило высшие церковные власти господствующей церкви, которые потребовали от светских властей Москвы скорее привести в порядок городские храмы. В 1813 г. был издан даже особый приказ Ф.В. Ростопчина, согласно которому на Рогожском кладбище запрещалось ежедневное служение литургии, которое так привлекало верующих москвичей.

Вскоре при Рогожском кладбище возник и богаделенный дом, где под видом призреваемых обитало немало старообрядческих монахов и особенно монахинь. Во время царствования Николая I, когда политика властей по отношению к старообрядчеству резко изменилась в отрицательную сторону, Рогожский старообрядческий посёлок существовал исключительно под вывеской богаделенного дома. Здесь богатыми купцами-старообрядцами было выстроено немало каменных зданий для размещения призреваемых и иноческих келий, многие из которых стоят здесь до сих пор.

Подобная ситуация продолжалась вплоть до 1856 г., когда по доносу известного миссионера, бывшего старообрядца, иеромонаха Парфения (Агеева) алтари Рождественского и Покровского храмов были опечатаны, а Никольский храм был обращён в единоверческий и перестроен.

Распечатаны алтари были только в 1905 г. после объявления Николаем II религиозных свобод старообрядцам. Это событие произошло сразу после Пасхи, на Неделю жен-мироносиц, и с тех пор эта послепасхальная неделя отмечается Рогожской общиной с особым торжеством, с праздничным крестным ходом.

В 1906—1912 гг., к западу от Покровского и Христорождественского храмов по проекту архитектора Ф.И. Горностаева была выстроена высокая колокольня с находящимся под ней храмом Воскресения Христова (ныне он освящён во имя Успения Богоматери). В 1911 г. при общине был открыт Старообрядческий институт, который готовил крайне необходимые для старообрядчества кадры учителей.

После прокладки линии Окружной железной дороги здешняя территория вошла в состав города. Революционные события привели к тому, что в 1929 г. были закрыты зимний Христорождественский храм, в котором позднее разместилась столовая, храм-колокольня, а также все богадельни. Лишь в 1947 г. храм-колокольня был возвращён старообрядцам. Архиепископия получила для своего размещения небольшое здание прежней покойницкой, где она и находится до настоящего времени. Что касается Никольского единоверческого храма, с 1930-х годов его занимали сразу три общины: единоверческая, старообрядцев-беглопоповцев и обычная православная. Во второй половине XX в. сам Рогожский посёлок был постепенно расселён, его жители получили квартиры в разных районах города, была снесена значительная часть старинных зданий.

Только в 1988 г., сразу после празднования тысячелетия крещения Руси, у властей изменилось отношение к старообрядчеству: ими было разрешено возведение старообрядческого архиепископа Московского и всея Руси Алимпия в сан митрополита. После его смерти 31 декабря 2003 г., в начале 2004 г. новым митрополитом был избран епископ Казанский Андриан. В настоящее время Рогожской старообрядческой общине возвращено здание зимнего храма (готовится его реставрация), а также другие сохранившиеся постройки посёлка, принадлежавшие ей прежде.

По материалам книги Аверьянова К.А. «История московских районов».