Районы Москвы | Ярославский

Герб района ЯрославскийРайон Ярославский на карте Москвы

Ярославский — район в Москве. Расположен в Северо-Восточном административном округе. Район вытянут на северо-восток по «берегам» Ярославского шоссе. С севера район ограничен МКАД, с запада — Ярославской железной дорогой, с востока — природным парком Лосиный остров, с юга — Северянинским мостом. Граничит с Лосиноостровским и Бабушкинским районами на западе, Ростокином на юге и Метрогородком на востоке. Район занимает площадь 843,6 га, его население составляет свыше 95 тыс. человек. Район относится к «спальным», на его территории нет промышленных предприятий.

История

На территории этого московского района когда-то располагались лишь две небольшие деревни: Малые Мытищи и Раево-Мыза (называвшаяся так для отличия от села Раева, находившегося на территории нынешнего района Северное Медведково).

История деревни Малые Мытищи, как нетрудно догадаться, была самым тесным образом связана с судьбами соседнего села Большие Мытищи (ныне город Мытищи). Эти земли издавна входили в состав Тайнинской Дворцовой волости. Это было достаточно крупное владение с центром в селе Тайнинском, к которому «тянули» многочисленные деревни.

В имеющихся в нашем распоряжении документах Малые Мытищи впервые упоминаются в 1719 г. как деревня Новосёлки на пересечении Ярославской дороги с небольшой речкой Ичкой, притоком Яузы. Судя по ревизским сказкам этого времени, в ней значилось 100 душ мужского пола. Само название «Новосёлки» говорит о сравнительно недавнем возникновении на этом месте деревни.

К сожалению, сказать более точно о времени появления здесь поселения не представляется возможным. Имеющееся в нашем распоряжении первое подробное описание этих мест относится к 1646 г. Но в нём данное название отсутствует. Поскольку переписные книги Тайнинской волости за вторую половину XVII в. не сохранились, можно достоверно утверждать лишь то, что Новосёлки возникли в промежуток между 1646 и 1719 гг., скорее всего в царствование царя Алексея Михайловича.

Последующие известия о деревне довольно скупы. Известно, к примеру, что в 1763 г. в ней, располагавшейся на оживленной дороге, была построена фартинная (торговая) изба, в которой проезжающие могли остановиться передохнуть и поесть. По данным 1764 г., в деревне имелось 34 двора, где проживало 107 душ мужского и 109 женского пола. Однако эпидемия чумы 1771 г., когда тут умерли «заразой» 30 мужчин и 41 женщина, нанесла серьёзный удар по численности здешнего населения, и в итоге по ревизским сказкам 1773 г. население деревни сократилось до 70 мужчин и 73 женщин. При этом чума особенно свирепствовала именно по большим дорогам. Так, в Больших Мытищах в это время умерли 149 человек, в Тайнинском — 66, в Ватутине 24 человека. Для нас ревизские сказки 1773 г. важны тем, что именуют деревню двойным названием: Новосёлы — Малые Мытищи. Впоследствии второе название окончательно вытеснило первое, более раннее.

Понадобилось почти столетие, чтобы население Малых Мытищ удвоилось. Согласно уставной грамоте, составленной в 1862 г. после отмены крепостного права, в деревне было зафиксировано 146 ревизских душ и 1 отставной солдат. На всех них было выделено 424 десятины земли. За Удельным ведомством осталась рыбная ловля в реке Клязьме, участок в деревне под харчевней, которую арендовал крестьянин из Больших Мытищ Михаил Головин, и 72 десятины земли, в том числе 36 десятин, которые арендовали крестьяне деревни, и 6 десятин при железной дороге.

Сравнительно рано, практически сразу после прокладки железной дороги, здесь развивается дачный промысел. В 1881 г. при Малых Мытищах уже числится 20 дач, которые приносили за сезон 3428 рублей. Однако только три из них принадлежали местным крестьянам, остальными же владели три посторонних владельца, которые выкупили у Цельного ведомства упоминавшиеся выше 6 десятин при железной дороге. В 1899 г. в деревне имелось 66 дворов и 364 жителя.

Перепись 1926 г. отметила в деревне уже 110 дворов и 544 жителя. Постепенно Малые Мытищи теряют свой чисто сельскохозяйственный характер. 52 хозяйства были безлошадными, а 37 хозяйств не имели коров. Из промыслов наиболее распространенными являлись извоз (50 хозяйств) и сдача помещений для жилья (отмечено в 29 хозяйствах).

Подобные перемены объяснялись развитием соседнего посёлка, а затем города Лосиноостровска, в результате чего деревенская застройка практически слилась с его дачными улицами. К 1939 г. население Малых Мытищ возросло до 1481 человека. В 1960 г. деревня в связи со строительством Кольцевой автодороги вошла в черту Москвы, а спустя два десятилетия здесь началась массовая жилищная застройка.

В отличие от Малых Мытищ, время возникновения соседнего селения Раево-Мыза можно определить достаточно точно. Первое упоминание о сельце Раево относится к 1723 г., когда оно входило в состав дворцовой Тайнинской волости, пожалованной Петром I своей супруге Екатерине Алексеевне (после его смерти она взойдет на русский престол под именем Екатерины I). В ревизской сказке по Тайнинской волости очень кратко отмечено, что «её же дворцовое имение в сельце Раеве освидетельствовано по наезду 723 г., а по данным (за предыдущие годы. — Авт.) сказок от того сельца ни в котором году не явилось; в подушном окладе 3 человека: Иван Дмитриев 25 лет, скотник Фёдор Емельянов 25 лет, его брат Андрей 11 лет».

Отсутствие сведений в прежних документах говорит о том, что сельцо появилось в очень небольшой промежуток между 1719 г., когда началось составление ревизских сказок, и 1723 г. Наименование нового селения явно было заимствовано от соседнего с Тайнинским старинного села Раева, некогда принадлежавшего к этой дворцовой волости, но переданного Петром I в конце XVII в. своему дяде Льву Кирилловичу Нарышкину. Правда, при этом, что являлось очень характерным для эпохи XVIII столетия, в это название вкладывался несколько иной смысл, а само оно производилось от слова «рай». Это было явно не случайно, поскольку именно здесь, в полуверсте от большой Троицкой дороги, в окружении берёзового и осинового леса, Екатерина I возводит небольшую уединенную усадьбу, которая предназначалась для «райского» отдыха во время поездок и пеших «походов» царицы на богомолье в Троице-Сергиев монастырь. Малочисленный штат дворовых людей свидетельствует о том, что в этот период посещалась она редко и на короткое время. В отличие от одноименного села Раева, она именовалась сельцом (так назывались селения с господскими усадьбами, при которых не было храма). Позднее она стала именоваться мызой Раево.

После недолгого царствования Екатерины I Раево-Мыза приходит в упадок и начинает возрождаться лишь после 1736 г., когда в правление Анны Иоанновны младшая дочь Петра I Елизавета Петровна (будущая императрица) получила бывшие владения своей матери. В первые годы после своего прихода к власти Елизавета Петровна много времени проводила в Москве и практически ежегодно к Петрову дню — 25 июля — совершала походы на богомолье в Троице-Сергиев монастырь. Сопровождаемая большой свитой, императрица каждый раз на несколько дней останавливалась в своём любимом селе Тайнинском, где в 1749 г. по её приказу строится новый путевой дворец. Царица особенно благоволила к своей двоюродной сестре Скавронской, выданной замуж за князя Чоглокова, которая постоянно находилась в её свите. Вероятно, в связи с этим и было подарено Чоглоковым сельцо Раево, расположенное поблизости от Тайнинского.

В свите царицы Чоглоковы держались рядом с наследником престола — великим князем Петром Фёдоровичем и его женой, будущей императрицей Екатериной II. Они неоднократно принимали молодую великокняжескую чету в своём сельце Раеве.

Летом 1749 г. Елизавета Петровиа отправилась в пеший поход на богомолье. Рассказ об этих событиях приводится в воспоминаниях Екатерины II: «Нам приказано было перебраться на Троицкую дорогу, для чего мы и поселились в Раеве, деревне, которая принадлежала Чоглоковой, в 11 верстах от Москвы, на пути к Троице. Там всё наше помещение состояло из небольшой залы в середине дома и четырех крохотных комнаток по сторонам. Для свиты кругом дома были разбиты палатки, в одной из которых помещался великий князь. Я занимала одну комнату, Владиславова другую. Чоглоковы жили в двух остальных. В зале мы обедали… Каждый день после обеда мы ездили на охоту.

Когда Её Величество дошла до Тайнинского, находящегося почти напротив Раева, на другой стороне большой Троицкой дороги, к нам в Раево начал ежедневно приезжать гетман, граф Разумовский, младший брат фаворита… Он был очень весёлого нрава и почти одних с нами лет. Мы очень любили его, и Чоглоковым приятны были его посещения, так как он — брат фаворита…

Петров день мы пробыли в Троицком монастыре… Из Троицкого монастыря императрица отправилась в Тайнинское, а мы опять в Раево, где началась прежняя жизнь. Мы оставались там до половины августа, и потом поехали с императрицею в Софьино.

Затем мы опять поселились в Раеве и оттуда в одно воскресенье были приглашены в Тайнинское, где имели честь обедать за одним столом с Её Величеством».

Судя по приведённому описанию, господский дом в Раеве имел примерно такое же устройство, как дворец в селе Хорошёве на большой Звенигородской дороге, построенный по приказу Екатерины I в 1724 г. Поскольку план и чертежи фасадов Хорошевского дворца сохранились до наших дней, мы можем составить наглядное представление о том, как выглядел и дом в Раеве.

После Чоглоковой Раево досталось генерал-майорше Е.И. Алениной, за которой оно числится в 1766 г. с 12 душами крестьян. В1800 г. сельцом, с 12 дворами, владела секуид-майорша Е.Д. Хотяиицева. По сведениям 1852 г., в сельце, принадлежавшем некоей Мясоедовой, указаны господский дом, оранжерея и сад, в 21 дворе 74 души мужского и 88 женского пола.

В пореформенное время население сельца значительно сократилось: помещики часто накануне крестьянской реформы отпускали крепостных на волю за денежный выкуп или переводили в дворовые, которые не получали при освобождении земельных наделов и были вынуждены искать работу на новом месте. По данным 1884 г., сельцо под названием Раева-Мыза (так назывались обычно небольшие хозяйственные имения) показано при пруде, с 2 лесными сторожками Лосиного острова, и в нём отмечены только 7 крестьянских дворов с 46 жителями мужского пола. А в дальнейшем владельцы имения, не желая затруднять себя хозяйственными заботами, предпочли выгодно продать землю казённому ведомству, которое основало в Раеве-Мызе артиллерийские склады.

С образованием посёлка Лосиноостровская на соседних с бывшим сельцом участках в 1910 г. развернулось строительство дачного посёлка Общества вспомоществования торговых служащих. Дачников привлекали лесное богатство и наличие здесь прекрасного пруда. Во время революции 1905 г. и в 1917 г. солдаты гарнизона артиллерийских складов под влиянием большевиков-агитаторов примкнули к восставшему народу. Позднее здесь уже в советское время возникает посёлок Красной Сосны, который очень скоро слился с городом Лосиноостровском (Бабушкиным), а его название перешло на соответствующие улицы.

По материалам книги Аверьянова К.А. «История московских районов».