Районы Москвы | Хорошёвский

Герб района ХорошёвскийРайон Хорошёвский на карте Москвы

Хорошёвский — район в Москве. Расположен на юго-западе Северного административного округа. Площадь района — 854 га.

Граница Хорошёвского района проходит: по северной и северо-западной границам полосы отвода Смоленского направления Московской железной дороги (МЖД), далее по осям: 2-й Магистральной улицы и 3-й Магистральной улицы, юго-западной границе полосы отвода Малого кольца МЖД, далее по северным границам территорий гаражно-строительного кооператива (ГСК), пересекая улицы Зорге и Куусинена, осям: 3-й Песчаной улицы, юго-западного проезда 2-й Песчаной улицы, далее, пересекая 2-ю Песчаную улицу, по осям: Чапаевского переулка, Ленинградского проспекта, северо-западной границе владения № 37 (строение 11) по Ленинградскому проспекту, осям: проектируемых проездов № 5509 и № 1087, улицы Поликарпова и Беговой улицы до Смоленского направления МЖД.

История

Одним из живописнейших подмосковных сёл являлось Хорошёво. Ныне на административной карте столицы его имя фигурирует в названиях двух районов: Хорошёво-Мневники (в Северо-Западном округе) и Хорошёвский (в Северном округе). Само село находилось в нынешнем Северо-Западном округе, а район современного Северного округа получил своё название по идущему к нему Хорошёвскому шоссе. Это обстоятельство даёт возможность рассказать об истории этого села именно в данном месте.

Хотя в литературе и было высказано мнение, что на месте Хорошёва в конце XV в. размещалось село Беседы, точных данных на этот счёт у нас нет, и историю села следует начинать с 1572 г., когда оно впервые упоминается в качестве дворцового села в духовной грамоте царя Ивана IV. Согласно этому документу, государь завещал его своему старшему сыну Ивану. Но распоряжение это так и осталось невыполненным. Как известно, царевич погиб в 1581 г. во время ссоры с отцом от удара, нанесенного в висок металлическим посохом царя. Через три года скончался и Иван Грозный, а село Хорошёво в составе дворцовых владений досталось его младшему сыну Фёдору Ивановичу, ставшему царём после смерти отца.

Очевидно, именно в этот период Хорошёво становится одним из любимых мест отдыха царского шурина — всесильного боярина Бориса Годунова, позднее взошедшего на престол. В это время здесь уже существует деревянный дворец, о котором становится известно из записок голландского купца и торгового резидента в Москве Исаака Массы. Говоря о богатствах Годунова, он особо отмечал: «Сверх того, у него было много домов, в числе которых был один — очень красивый, в расстоянии одной мили от Москвы, называемый Хорошёво… Дом этот был построен на горе, близ реки Москвы. Здесь Борис часто веселился с иностранными докторами и другими лицами, роскошно угощал их и, дружески общаясь с ними, нисколько не умалял своего достоинства».

Рядом с дворцом в самом конце XVI в. здесь строится каменный храм во имя Живоначальной Троицы. По мнению искусствоведа М.А. Ильина, он был возведён в 1598 г. Расположенный на высоком подклете храм с симметрично поставленными приделами Николая Чудотворца и Фёдора Стратилата завершался устремленными вверх рядами кокошников и высокими световыми барабанами.

В Смутное время начала XVII в. Хорошёво стало ареной военных действий. В июле 1608 г. здесь разместилась 40-тысячная конница царя Василия Шуйского, направленная им против тушинского лагеря Лже-дмитрия II. Однако она не оправдала надежд и во время сражения под Хорошёвом бежала под напором тушинских казаков под защиту московских укреплений. Летом и осенью 1610 г. на Хорошёвских лугах вновь разместился военный лагерь — на этот раз поляков во главе с гетманом Жолкевским, которые чуть позже вступили в российскую столицу по призыву московских бояр, признавших царём польского королевича Владислава. Ещё раз Хорошёво стало местом военного лагеря в конце сентября 1618 г., когда здесь разместились отряды королевича, пытавшегося силой подтвердить свои претензии на московский престол. Однако эта попытка окончилась неудачей, и в декабре того же года поляки вынуждены были подписать Деулинское перемирие, признав де-факто русским царём избранного в 1618 г. Михаила Романова.

Одним из условий перемирия являлся обмен пленными, среди которых был и отец первого царя из династии Романовых — патриарх Филарет. 13 июля 1619 г. его торжественно встречали в Хорошёве митрополит Сарский и Подонский Иона, князь Дмитрий Тимофеевич Трубецкой и окольничий Фёдор Леонтьевич Бутурлин. В это время Хорошёво значилось вотчиной его жены великой государыни инокини Марфы.

Во владении царицы помимо Хорошёва находились ещё несколько окрестных сёл и деревень: Щукино с деревнями Острогано и Мякинино, Крылатское с присёлком Ромашково, Павшино и др. После её смерти в 1631 г. эти владения возвращаются в Дворцовое ведомство и объединяются в Хорошёвскую конюшенную волость. На здешних лугах паслись обширные табуны лошадей царской конницы.

При царе Алексее Михайловиче Хорошёво становится одной из излюбленных царских подмосковных резиденций. В деревянном дворце, вероятно заново построенном после Смуты, он часто останавливался во время своих богомолий в Савво-Сторожевский монастырь под Звенигородом. В 1646 г., уже на следующий год после его восшествия на престол, в Хорошёвском дворце проводятся большие ремонтные работы. Связанные с ними документы дают некоторое представление об этом строении, где перечисляются большая, задняя и средняя комнаты с сенями и переходами, повалуша и мыльня, многочисленные чуланы для домашней утвари. В 1650 г. дворец упоминается как владение царицы Марии Ильиничны, урожденной Милославской, первой жены Алексея Михайловича.

Как правило, государь — страстный любитель соколиной охоты, бывал здесь в начале зимы или глубокой осенью. До нас дошёл строгий приказ царя на Хорошёвских болотах беречь всяких птиц, посторонним сюда никому не ездить и не травить птиц соколами. В начале декабря 1646 г. под Хорошёвом были устроены лисьи и волчьи осеки, во время которых боярский человек князя Черкасского Яков Черкашенин и придворный псарь Худянка Сидоров «объехали» волка, что считалось большим охотничьим искусством. Во время одного из царских походов в 1648 г. близ соседнего Крылатского проходила медвежья охота. Обычно свои приезды государь приурочивал к Николе Зимнему, здешнему престольному празднику. Известия о присутствии царя на службах в местном храме сохранились от 1650 и 1660 гг.

В середине 1660-х годов царь обращает внимание на Хорошёвскую церковь, иконы которой было приказано подновить. В конце 1666 — начале 1667 гг. кормовой иконописец Напрудной слободы Иван Алексеев с Иваном Лопаковым и Козьмой Галечаниным реставрировали для придела Николая Чудотворца царские двери и иконы. Работа отняла два месяца, и, судя по отзыву знаменитого Симона Ушакова, это поновление оказалось «пуще нового письма». В 1670 г. под руководством известного иконописца Ивана Филатова поновляли ветхие иконы и в основном храме. Бывал в Хорошёве и преемник Алексея Михайловича — царь Фёдор Алексеевич.

Новое хоромное строительство в Хорошёве, где был некогда дворец её матери, было начато в 1688 г. царевной Софьей. Уже в марте начали ровнять место под новые «государские хоромы». В Хорошёво посылаются материалы на возведение сытного, кормового и хлебного дворов — сооружений хозяйственного назначения, где готовили еду, хранили напитки и продукты. Расходные записи называют сосновые и еловые бревна, доски, желоба, кровельные крюки и иные предметы. «К государскому хоромному строенью» отправили в Хорошёво две наковальни и два кузнечных меха: очевидно, железные скобы, засовы и другие принадлежности изготавливали на месте. Согласно смете, представленной плотничьим старостой Кириллом Васильевым, только на нижние «мосты» потребовалось 1 тыс. брёвен по 4 и по 3 сажени длиной и на 16 дверей 48 аршин сукна. На строительство согнали более ста плотников из Заусовской и Толоконцевской дворцовых волостей Владимирского уезда. Но материалы поступали в недостаточном количестве, а среди работников разразилась эпидемия: «…из тех плотников из села Хорошёва збежали 12 человек, да отпущено скорбных 10 человек, да неумеющих 10 человек, да в селе Хорошёве мая по 28 число скорбных плотников 13 человек».

Однако работы не прекратились. Дворец возводили на протяжении всего строительного сезона 1688 г. Весной стали рубить «столовую» — парадное помещение хором — и «починивать» Троицкую церковь. На поновление двух крестов храма выдали «красное немецкое железо». Тогда же делали и «государские избушки», которые называются отдельно от хором. Вскоре в этих избушках указываются «муравленные печи», то есть украшенные зелёными изразцами. Строение рубили быстро. В Хорошёво поставляются «болясы», шедшие на отделку декоративных и лестничных парапетов. В августе отделывали «верхние» потолки и набивали полы, делали столы и скамьи в сорок «житей» — помещений дворца, что свидетельствует о его больших размерах. Дворцовые плотники строгали из сосны четырехсаженные лавки, которых было заказано не менее 150 штук. Расходные записи говорят, что комнаты дворца обивались «красными» тесницами, а сами хоромы крылись тесом. Отдельно упоминаются «слуховые окошки», на отделку которых шёл осиновый лемех.

Новый дворец в Хорошёве был выстроен во вкусе и в традициях своего времени. Столовая была парадным помещением, в то время как остальные обобщенно называются комнатами — их было порядка сорока. Жилые объемы разделялись сенями — переходами, как правило, холодными (без печей). К ним прирубались рундуки — небольшие деревянные клети, носившие подчиненный характер. Судя по всему, Хорошёвский дворец во многом напоминал аналогичные сооружения в подмосковных сёлах Алексеевском и Воробьеве.

Но царевна Софья не успела пожить в новом дворце. В 1689 г. она проиграла схватку за власть своему сводному брату Петру I Для него Хорошёво не представляло интереса, и в 1692 г. село было пожаловано в вотчину дяде государя — боярину Мартемьяну Кирилловичу Нарышкину. Правда, вскоре тот умер, и село снова возвращается в Дворцовое ведомство.

По описанию 1701 г. в Хорошёве записаны: двор государев, дворы конюшенный, воловий и потешный волчий, два двора стремянного и эадворного конюхов, двор приказчика, 17 дворов стадных и сторожевых, двор земского дьячка; два двора садовничьих, три двора садовых и прудовых сторожей. К этому времени в сёлах и деревнях Хорошёвской волости насчитывалось 115 крестьянских дворов, где проживало 366 душ мужского пола.

Обязательные платежи крестьян составляли 124 рубля. Кроме того, они сдавали в качестве столовых запасов 21 барана и 67 гусей, обрабатывали 53 десятины государевой пашни, заготавливали корм, сено, солому на подстилку для 400 лошадей, находившихся на государевой конюшне, да ещё доплачивали по 10 денег с каждого двора на покупку кормов, доставляли на московские конюшни по 5 возов соломы с каждого «дыма», были обязаны поставлять для царского двора 30 возов верб и с восьми вытей по четверику «свороборинного цвету» (шиповника, использовавшегося для Аптекарского двора), 12 сажен «оброчных дров». Помимо этих регламентированных работ они выполняли и другие повинности.

После перевода столицы из Москвы в Петербург Хорошёво постепенно приобретает чисто хозяйственное значение. В состав Хорошёвской волости были приписаны дворцовое село Воробьёво, деревни Беляево и Деревлево. В самом Хорошёве в 1719 г. числятся церковь с дворами причта, трое дворовых с 8 детьми, 41 человек стадных конюхов с домочадцами и 18 человек крестьян.

Посещения села царской семьёй были крайне редки. Тем не менее в 1729 г. в Хорошёве возводится новый дворец, затем перестраивавшийся в 1744 г. Он отличался от старого гораздо меньшими размерами, представляя собой одноэтажный деревянный дом с семью окнами по фасаду, на каменном фундаменте и обшитый досками.

Императрица Елизавета Петровна посетила Хорошёво в 1749 г. во время своего паломничества в Саввино-Сторожевский и Воскресенский Новоиерусалимский монастыри. Но её пребывание здесь было недолгим: выехав из Москвы 11 июля в 12-м часу дня, императрица «обеденное кушание изволила иметь в селе Хорошёво, а из оного села Хорошёва в село Знаменское изволила прибыть в 8-м часу». Столь же кратким было и посещение Хорошёва Екатериной II в 1767 г.

Сохранившийся в архиве чертёж Хорошёва, исполненный в 1771 г., позволяет представить сложившуюся к тому времени планировку села. Царский дворец и церковь находились при въезде в село слева от дороги. Далее за ними протянулись в два ряда дворы Конюховой слободки. Напротив, по правой стороне, всего лишь в один ряд была застроена Крестьянская слободка, в конце которой стояли шталмейстерский дом и за ним — замкнутая четырехугольная постройка старого конного завода.

Его история началась в 1735 г., когда в Конюшенную канцелярию поступило указание перестроить старые Хорошёвские конюшни, немощеные, не имевшие потолков и холодные, чтобы приспособить их для содержания лошадей привозных европейских пород. Для строительства конного завода было выбрано новое место за ручьем, у начала нынешнего Серебряного Бора. Но подготовительные работы начались только в 1737—1739 гг., когда на месте будущего конного двора было вырублено более 3 тыс. деревьев.

Одновременно с замыслом перестройки конного завода в Хорошёве организуется специальная школа для детей «для обучения в школе латинского языка читать и писать, дабы оне могли знать на латинском языке имена трав и прочих медикаментов, принадлежащих для пользования лошадей». Для размещения школы было предложено отремонтировать старый Хорошёвский дворец. Но в 1760 г. он сгорел, а затем на его месте было построено здание школы, обозначенное на плане 1771 г. восточнее церкви.

В конюшенную школу было приказано набрать для обучения 50 детей. Однако уже в первый год набор составил 80 человек. В соответствии с инструкцией, подписанной императрицей Анной Иоанновной, для учеников устанавливалось денежное содержание, кормовые деньги, суммы на мундиры и обувь.

Преподавание в школе начиналось с «обучения словесного», после которого переходили к письму, арифметике, а затем к геометрии, тригонометрии и даже навигации. Согласно списку за 1751 г., в школе числились 70 штатных учеников и 88 «сверх комплекту». Школа в Хорошёве просуществовала вплоть до второго десятилетия XIX в.

Вторая половина XVIII в. стала для Хорошёва временем значительных изменений. Здесь возводится каменный конный завод. Вследствие болезни, поразившей деревья, была сведена Ходынская роща, занимавшая 416 десятин, где когда-то была знаменитая царская охота. Впоследствии эта территория была передана под артиллерийский военный лагерь.

Во время эпидемии чумы, разразившейся в 1771 г., в центре внимания местных властей оказался священник Хорошёвской церкви Дмитрий Петров. Главным средством борьбы с «прилипчивой» болезнью был объявлен карантин, предусматривавший изоляцию больных и находившихся с ними людей от остального населения. Однако эти меры не отвечали крестьянскому понятию о милосердии и представлениям о роли церкви. Священник, у которого один сын умер от чумы, а другой переболел и выздоровел, отказался подчиниться приказу конюшенного надзирателя Рудерта о невыходе из дома. Явившись в церковь, он отобрал ключи у церковного сторожа, чтобы проводить богослужения, вопреки запрету тайно хоронил умерших от чумы на церковном кладбище. Приставленные для охраны его дома крестьяне не смели задерживать своего пастыря, а население относилось к нему с сочувствием.

«Крестьяне объявляют, что хотя де нас бить будут, а мы к больным ходить станем», — докладывал Рудерт. Духовная консистория уклонилась от осуждения священника, исполнявшего свой долг. Всего в Хорошёве за период с июля по декабрь 1771 г. умерло 54 человека.

К концу XVIII в. крестьяне Хорошёвской волости были переведены на денежный оброк. В мае 1797 г. у них было отрезано 108 десятин для учреждения при конюшенном заводе «собственного заводского земледелия», но год спустя эта земля была возвращена крестьянам с условием сбора с них «положенных денежных податей бездоимочно». Важными доходными статьями крестьянского хозяйства являлись извоз и торговля сеном. В целом в начале XIX в. Хорошёвские крестьяне были довольно зажиточными: средняя стоимость имущества крестьянской семьи в Хорошёве, включая избу и домашний инвентарь, стоимость скота, хлеба, сена и соломы, составляла более 700 рублей.

Во время французского нашествия 1812 г. Хорошёво пострадало больше окрестных селений. Была разграблена церковь, а у крестьян сожжены все 25 домов, разграблено и сожжено имущество на 6500 рублей, хлеба, соломы и сена на 12470 рублей. Из всего скота крестьянам удалось уберечь лишь 20 лошадей и 10 коров. Только к 1816 г. крестьянские дома были восстановлены, но «без принадлежностей» (т.е. без надворных построек).

Вскоре после этих событий конный завод прекратил своё существование, его территория была отдана под строительство артиллерийских складов. От бывших построек конного завода сохранились только планировка и нижняя часть башни с парадными въездными воротами. Перестала существовать и конюшенная школа.

В 1852 г. в селе Хорошёво числилось 35 крестьянских дворов и 226 жителей обоего пола. К югу от села появился химический завод купца Карла Кибера по производству серной кислоты, купороса и разных солей, а также стеарина и стеариновых свечей, на котором были заняты 120 рабочих.

После реформы 1861 г. Хорошёво стало центром волости, в которую вошли 20 сёл и деревень. Однако это мало отразилось на его развитии. Земская школа, открытая в 1873 г., два года спустя была переведена в деревню Мневники.

В 1899 г. из 56 дворов в селе насчитывались 14 безлошадных хозяйств и 11 не имеющих коров. Восемь крестьянских семей числились в отлучке — т.е. уехавшими из села. В селе имелись 1 лавка и 2 крестьянских промышленных заведения. Женщины занимались вязанием из шерсти, мужчины — ломовым извозом, безлошадные нанимались работать на каменоломни.

К 1926 г. население Хорошёва выросло более чем вдвое по сравнению с 1899 г. — с 302 до 701 человека. Позднее в селе возникает колхоз, а вскоре здесь начинается строительство теплиц, которые обогревались водяным отоплением от общей котельной. Помимо этого в селе до начала Великой Отечественной войны имелось несколько тысяч парниковых рам. Для механизации труда в теплицах в Хорошёве испытывался даже парниковый комбайн изобретателя B.C. Мкртчана. В 1939 г. молочно-товарная ферма Хорошёвского колхоза стала племенной. В среднем за год от каждой коровы в Хорошёвском колхозе получали по 4232 кг молока.

В1950 г. произошло укрупнение колхозов. Жители Хорошёва были объединены с крестьянами из Терехова и Мневников в укрупненный колхоз имени К.Е. Ворошилова, центр которого расположился в Хорошёве. В 1957 г. этот колхоз возглавлял Герой Социалистического Труда А.Д. Бочаров. Общая земельная площадь артели составляла 565 гектаров. Колхоз славился высокими урожаями овощных и других культур, высокопродуктивным молочным животноводством, свиноводством, птицеводством. Одним из первых в округе Хорошёво было электрифицировано, а в 1930 г. здесь уже имелась телефонная станция на 100 номеров.

Местная церковь была закрыта в 1930-х годах. В её помещении долгое время размещалась багетная фабрика, изготовлявшая рамы для картин, затем находилась фабрика офсетной печати. Ценный памятник древнерусского зодчества был изуродован, лишился своих куполов и шатровых завершений. Только после включения Хорошёва в 1960 г. в состав Москвы на него было обращено должное внимание. Здание храма в 1963—1964 гг. было отреставрировано и заново побелено. В настоящее время он передан общине верующих. В здании проведены новые работы — по реставрации интерьера, ведётся церковная служба.

По материалам книги Аверьянова К.А. «История московских районов».